Образ святой Софии Слуцкой
Жизнеописание святой благоверной Софии, княгини Слуцкой
Главная Библиотека Ссылки
 

Праведная София Юрьевна, княгиня Слуцкая, княгиня Радзивилл (1 мая 1585— 19 марта 1612) (польск. Zofia Olelkowicz Słucka) — последняя княгиня города Слуцка, святая, чтимая белорусской православной церковью.
Даты памяти: 1 апреля (19 марта по ст.ст.), 17 июня (4 июня) (Белоруссия), 3-я неделя по Пятидесятнице (Собор белорусских Святых).

Содержание

Биография

Последняя из рода рода князей Слуцких и Копыльских, потомков великого князя Ольгерда (Олельковичи), владелица Слуцкого княжества, (вассала Великого княжества Литовского с 1326). Родилась 1 мая 1585 (или 1586). Была единственной дочерью Слуцкого князя Юрия Юрьевича от брака с дочерью литовского вельможи Екатериною Тенчинскою из рода Кишек. Информации о крещении княжны и имена её воспреемников не сохранилось. Вероятно, оно было совершено духовником князей Слуцких иереем Малофеем (Матфеем) Стефановичем, настоятелем Свято-Варвариинской церкви Слуцка. Соответственно местом совершения мог служить либо один из замковых храмов Слуцкого «дзядинца», либо сам Варвариинский храм. В два года потеряла родителей: 6 мая 1586 умер её отец, мать, по утверждениям источников, умерла еще раньше.
Осиротев, София стала богатой наследницей: ей досталась третья часть родового состояния. На протяжении буквально нескольких лет умерли также дяди Софии — Александр и Ян-Симеон. Детей у них не было, и к девочке перешли все остальные владения рода Олельковичей.
Согласно завещанию деда, София становится еще и княгиней Копыльской. Она стала самой богатой невестой в Речи Посполитой. Опеку над ней взяли Ходкевичи, родственники по женской линии (бабка княжны Софии Юрьевны, мать Екатерины, и жена Николая Кишки была урожденной Ходкевич). Младенчество и детство княжна проводила в Берестье и Вильно: сначала девочку опекал жмудский староста Юрий Ходкевич, забравший ее в Вильно, затем Виленский каштелян, брестский староста Иероним Ходкевич.
Сохранились сведения об иконе, части родового наследства, которую княжна сохраняла при себе с самого младенчества: Покров Божией Матери (в богатой ризе). Позже эта икона сопровождала мощи святой. До наших дней не сохранилась.

Жизнь под опекой и брак

18 октября 1594 её опекун Юрий Ходкевич, находившийся в денежном долгу у Радзивиллов, договорился отдать Софью, единственную наследницу колоссального состояния, замуж за за Януша Радзивилла, князя Несвижского (сына Виленского воеводы князя Кшиштофа Радзивилла-«Перуна»).
Назначается срок бракосочетания — 1600 год, за неделю до заговения, как раз по достижении Софией совершеннолетия (пятнадцатилетия). Позже, в виду смерти Юрия Ходкевича, новым опекуном Софии становится Иероним Ходкевич. Он так же подтверждает предыдущий договор с Радзивиллами.
Из архивных документов, о которых речь пойдет далее, усматривается неведение княжны о брачном договоре. Молодому князю Янушу было дозволено видеться с Софией Олелько в доме опекуна в Берестье (еще при Юрии Ходкевиче). Однако имеется лишь одно упоминание о попытке князя посетить Софию в Берестье, по дороге в Венгрию 19 сентября 1598 года. Встреча не состоялась по воле опекунов. На основании этого нельзя утверждать о согласии в то время Софии на брак с князем Янушем. Скорее наоборот, неудавшийся визит можно объяснить нежеланием опекунов известить Софию о наличии брачного договора.

 

 

Портрет Кшиштофа Радзивилла-«Перуна», свекра княгини Софии

А в то же время в Литовском Трибунале в 1596 году проходила тяжба между тем же Кшиштофом Радзивиллом и Ходкевичами, Александром и Яном–Каролем, по поводу имения Копысь. Это имение было отобрано Радзивиллом у Ходкевичей.
Ходкевичи неофициально не приняли решения Трибунала и на протяжении нескольких лет пытались по своему решить дело. Так как Ян-Кароль Ходкевич был женат на другой Софии, вдовой княгине Слуцкой (из рода Мелецких), вдове Ивана-Симеона, умершего в 1592 году и приходившегося княжне дядей, Ходкевичи пытались убедить общество в принадлежности Копыльского княжества именно этой Софии Слуцкой–Мелецкой, нынешней жене Яна-Кароля Ходкевича. В то время как по существующему закону это княжество принадлежало княжне Софии — по праву наследования, с 1592 года, (так как согласно завещанию деда святой, те из его детей, которые изменят православной вере, лишались отцовского наследства). Ходкевичи же трактовали то, что в силу униатских идей переход в католичество не есть факт вероотступничества, а завещание составлялось до принятия унии. Стало быть, теряя имение Копысь под Оршей, Ян-Кароль Ходкевич надеялся приобрести Копыльское княжество.
Когда приближался срок брака княжны Софии с князем Янушем, эти претензии достигли апогея, ведь Копыльское княжество входило в часть приданого. В конфликт был втянут и опекун Софии Григорий Ходкевич. 8 июня 1599 года бабка княжны Софии по матери, урожденная Ходкевич, внесла репротест против претензий Ходкевичей, считая их неуважительными. Шли судебные тяжбы, увеличивая противостояние двух родов, отягощенное тем, что поскольку речь уже шла и о свадьбе, соглашение о которой было заключено под денежный залог, у опекуна княжны Софии Юрьевны образовался огромный долг перед Радзивиллами. Ходкевичи не могли выплатить, а Радзивиллы не хотели прощать долг. И хотя тяжба началась между Радзивиллами и Яном-Каролем Ходкевичем, в конфликт самым тесным образом вовлекли и опекуна княжны Софии Григория (Иеронима). Вся Литва ждала разрешения конфликта.
Событие обрастало слухами и домыслами, но все ждали кровопролития. Обе стороны всерьез готовились к войне. Войска Радзивиллов приступили к Вильно, где жил Иероним Ходкевич в доме со своей опекункой княжной Софией. (В Вильнюсе сохранились остатки этого дома по улице Савич). Послы короля, как и униатский митрополит Ипатий Потей не смогли примирить стороны. Был объявлен трехдневный молебен во всех Храмах и монастырях Слуцка.
До февраля 1600 года юная княжна увещевает князя Януша Радзивилла о благочестии, не давая согласия на брак. Сохранились свидетельства об её отказе от 18 февраля 1600 года. Княжна указывает о доли родства между ею и Янушем Радзивиллом, о конфессиональной принадлежности (князь Януш протестант по крещению):


…и предостерегаючи того, абым таким непорядком и с тем моим за его милость пана Януша Радзивилла вперед Пана Бога не ображала, а потом абых теж учстивост и маетностей моих до жадных небеспечностей не прыводила…

 

Приведенные слова, как утверждают, княжна произнесла в момент, когда войско Радзивиллов стояло в самом Вильно, где в «каменице» ждали сражения Ходкевичи. До кровопролития, в которое было вовлечено около 20 000 человек, оставались часы.

Своей речью София старалась обелить Ходкевичей перед всей Литвой, высказывая в самый пик ситуации именно свою волю о браке, уповая на Господа, она пытается примирить враждующих до самого последнего момента. Но вдруг, как указывают, случилось неожиданное — не ведавший отступлений Кшиштоф Радзивилл отводит свои войска. Княжна София дает согласие на брак с Янушем. Януш умоляет отца остановить сражение, ибо не пристало воевать в день долгожданного согласия. И мир воцарился не только в Вильно, а по всей Литве. Как пишут в житиях святой: «Во имя мира приняла Святая подвиг крестоношения в браке». Чуть позже Ходкевичи примирились с Радзивиллами и возникавшие споры уже навсегда решались только мирным путем.
20 июля 1600 г. жених Софьи обратился к Римскому папе с прошением о разрешении ему заключить брак с княжной, остающейся в православии и поставившей условие, чтобы дети от этого брака были православными. Венчание состоялось 1 октября 1600 по православному обряду в одном из соборов Бреста 1 октября 1600 года. Пришлось это событие на празднование в честь Покрова Божией Матери. Как благочестивая и законопослушная жена княгиня София записывает в Новогрудском суде на мужа (по своей смерти) все свои земли и состояния.

 

Портрет Януша Радзивилла, супруга княгини Софии

Защита от униатства и церковная деятельность

Княгиня активно занималась церковными делами на благо православной церкви: в Западнорусском крае с 1596 года была объявлена церковная уния с Римом. В это время ей принадлежал город Слуцк. Княгиня встала на защиту народа и православных святынь от униатского насилия. Жители города могли сплотиться под сенью своих святынь в Слуцкое Преображенское Братство с целью защиты Православия. Вдобавок, Софья убедила своего католика-мужа выхлопотать у короля Польши грамоту, которая запрещала принуждать ее подданных к унии. (Януш подтвердил эти права Слуцка и после того, как Софья скончалась, перейдя, вдобавок из-за непрекращающихся претензий католицизма на гегемонию в кальвинизм).
«Чтобы церкви, архимандриты, игумены, монастыри и братства в княжестве Слуцком и других владениях на вечные времена неприкосновенно, без всякой перемены были сохраняемы в совершенной свободе своего богослужения… уния в эти церкви не должна вводиться никаким насильственным или измышленным способом…»
Благодаря этому город Слуцк остался единственным городом Северо-Западного края, оставшимся неприкосновенным перед униатами. Вместе с мужем София также много жертвовала и занималась благотворительностью. ВАрхивы до сих пор хранят грамоты четы Радзивилов о пожертвованиях церквям. На Мир-горе Язельского прихода, тогда Бобруйского уезда, София на свои средства строит Покровский Храм. Она своими руками вышивала тяжелейшие золотканные священнические ризы в дар Церквам (Эти ризы сохранились до 20 века и описаны, как и Евангелие, воспроизведенное Юрием-3, польским исследователем Смолинским в 1903 году). Отмечают её благочестие в житиях.
«С участия княгини Софии, Слуцк оставался твердыней Православия. Как могла, хранила православных от всех напастей княгиня София Юрьевна. Под ее кров стекались сирые, теснимые, гонимые за стойкость в Православии единоверцы из различных имений… Несмотря на опасности пути, она вместе с богомольцами, пешком посещала многочисленные Храмы в дни их престольных праздников.»
В 1604 г. и 1608 годах, чета Радзивилов терпит горе: умирают в младенчестве сын Николай и дочь Екатерина. Этот факт запечатлен у Лейбовича и Котлубая. Исследования генеалогии Радзивиллов, проведенные И.Зварыкой, подтвердили этот момент жизни четы Радзивиллов.

Смерть

Умерла княгиня София от родов мертворожденной дочери в возрасте 26 лет 19 марта 1612 года, в Омелево, недалеко от местечка Игумен (Червень). Её обширные владения отошли к мужу, в род Радзивиллов, включая 7 крепостей и дворцов и около 32 деревень.
Её похоронили в Замковой Свято-Троицкой церкви Слуцка, рядом с местом, где покоился её отец князь Юрий Юрьевич. На внешней стороне крышки гроба надпись: «1612 год, марта 19, представилася благоверная София княжна Слуцкая Олельковна Юрьевичовна Ольгердово племя и положена бысть в монастыре Святой Живоначальной Троицы». Смерть супруги глубоко ранила мужа – князя Януша. Его близкий друг, лично знавший княгиню Софию, поэт Соломон Рысинский оставил такие строки в «Эпитафии» (Жалобной песни на смерть Софии):


Ты сохранилась в созвездии Слуцком едина, Между литовскими, славой ярчайшая, первая дочь! Разве ты менее рыцарь, чем гордый супруг твой великий? Сила какая, нагрянув нежданно тебя унесла!…

 

И по смерти жены князь Януш глубоко уважал традиции, завещанные благочестивой супругой. И действительно, влияние памяти четы Софии и Януша было столь велико, что все Радзивилы, вступая на княжение в Слуцке, обязывались и хранили православие в крае, хотя сами оставались в иноверии.

Канонизация

Практически сразу после смерти София стала почитаться в народе, как святая покровительница больных женщин, готовящихся стать матерями. Мощи оказались нетленными, на гробнице происходили чудеса. В 1848 г. крестный ход с мощами святой спас город от холеры.
В жизнеописании отмечают:
«Простой православный люд веками хранит предания о заступничестве благоверной Софии Случчине. Так, согласно ее пророчеству в Слуцке, на Юрьевской улице не случилось ни одного пожара. Когда были открыты нетленные мощи святой, то крестный ход с ними не раз спасал город от эпидемий и других бедствий. Учителем Слуцкой Духовной семинарии, иеромонахом Маркианом, в 18-том веке, была составлена книга: «Чудеса Благоверной Слуцкой княгини Софии Олельковны, мощами своими в Слуцком Свято-Троицком монастыре нетленно почивающей».
Свидетельств о более ранней общецерковной канонизации святой нет. Но стоит упомянуть о причислении во многих источниках начала 20 века её к лику местночтимых в Минской Епархии. К вопросу о канонизации святой следует добавить, что православные ученые Польши утверждают о её возможной канонизации во времена Петра Могилы. Да и А. Трофимов в книге «Святые жены Руси» указывает на дореволюционную канонизацию святой Софии. Решение таких вопросов документами РПЦ отнесено к ведению Епархиальных Комиссий по канонизации.
Официально Православной Церковью святая София княгиня Слуцкая (память 19 марта — 1 апреля) канонизирована по Благословению Владыки Пимена в Соборе Белорусских Святых 3 апреля 1984 г. Основанием для включения в Собор и дальнейшей канонизации послужил рапорт Митрополита Минского и Слуцкого Филарета.

Мощи и поклонение

Как отмечают, дольше всего нетленные останки почивали в Слуцком Троицком монастыре.
Длительное время мощи святой находились под алтарной частью Спасского храма монастыря. В 1904 году они были перенесены в так называемую зимнюю каплицу монастыря. А в 1912 году гроб был помещен за правый клирос Свято-Троицкого храма, напротив придела в честь Святой великомученицы Екатерины. На солее между иконостасом и гробом с мощами стояла в киоте фамильная икона Слуцких князей в серебряной ризе, усыпанной драгоценными камнями. Икона эта в 19-20 вв. почиталась местночтимой, и по описанию Архимандрита Афанасия (Вечерко), была вся увешана вывесками, пожертвованными богомольцами. Перед иконою, по субботам в течение всего года, перед литургией совершался молебен ко Пресвятой Богородице, соединенный с акафистом. Близ гробницы стоял медный подсвечник высотою с аршин, с вылитыми изображениями ангелов при трех ножках, для братской свечи весом в 1-2 пуда. Подсвечник этот всегда стоял на солее близ гроба.
Почитание святой и ее мощей не прекращалось никогда. Изначально 17 сентября каждого года о ней служились панихиды. Существовала еще одна традиция: облачением Святой во гробе занимались только лица женского пола, даже настоятель монастыря не мог присутствовать при облачении. Средства на переоблачение всегда собирались соборно благочестивыми прихожанками. Рядом с нею находились и Святые Мощи мученика-младенца Гавриила Заблудовского.
21 февраля 1930 г. комиссия в составе начальника отдела Бобруйского исполкома Антонова, доцента БГУ Червакова, управляющего Бобруйской больницей Сурова, представителя церковного совета Троицкого Собора Павлюкевича, церковного старосты того же Собора Криводубского, инспектора просвещения Иваницкого, представителя Слуцкого горсовета Сечко, в присутствии Настоятеля Троицкого Собора Епископа Николая (Шеметило) «совершила осмотр» мощей младенца Гавриила и святой Софии, княгини Слуцкой. Была вскрыта рака и составлен протокол осмотра с приложением заключения и фотографий. В выводах комиссия признавала отсутствие специального бальзамирования тел, а нетление обосновывала «типичным примером натуральной мумификации трупа». Затем мощи святой княгини были доставлены в Минск в анатомический музей медфакультета БГУ.
Во время оккупации Минска немецкими войсками стараниями подвижников, вероятно, по просьбе настоятеля Свято-Духового собора в Минске жировицкого архиманжрита Серафима (Шахмута) (и по разрешению оккупационных властей) мощи были перенесены в Свято-Духов Собор Минска, хотя почти всю оккупацию оберегались из-за угрозы вывоза в Германию в подвале одного из частных домов Минска. Только после войны они вновь вернулись в Свято-Духов Собор. В жизнеописании Софии Слуцкой отмечают достаточно сложный момент этого перенесения:

«По свидетельствам очевидцев и современников событий 1941 года, оккупационные власти приняли просьбу о возврате мощей в лоно Церкви, когда их обнаружат в руинах Минска. И вот, в чудом уцелевшем здании мед. Факультета БГУ (ныне пл. Независимости), службы Вермахта, проводившие осмотр и инвентаризацию уцелевших зданий обнаружили Святыню — мощи Святой. Патруль известил (видимо с ведома командования) причет Минского Свято-Духового Собора, тогда бывшего монастырским храмом, о своей находке, об удовлетворении ранее поступившей просьбы о возврате мощей.»
Сейчас мощи находятся открыто в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска. (на фото справа)